Северная война. 27 июня 1709 г.

Из Риги за Карлом спешит Левенгаупт,
В Стокгольме масштабный российский поход,
Москва впереди, за плечами Варшава,
В походном строю войско маршем идёт….

Восстал «тихий Дон» против царских поборов,
Булавин смутил на восстанье народ,
Разбит Долгоруков, и царские воры,
Не сбрили с лица ни усов, ни бород.

Трубили фанфары, играли литавры,
Для Карла прогулка, — нам слёзы сирот,
С мечтой московита сразить как «кентавра»,
Гордыня накатит и в горле встаёт.

«Я лучший солдат! Я второй Македонский»!
Победа сидит у меня на седле,
Мазепа сдал «Сечь», и казак запорожский,
Стоять будет в битвах у нас на «крыле».

«В призывном письме бурю в русских раздую,
Под личной печатью подмётных листов,
В разбойный приказ царский род арестую,
И стану я вечен во веки  веков»:

«Мне Роза ветров упоением в музе,
Мой ветер удачи в прохладе знамён»:
«Я точку войны завершу на французе,
И только тогда буду всем упоён».

Стоит Левенгаупт в деревне Лесная,
При нём кирасиры, фураж и обоз,
Их наш *корволант « в пух и прах» разбивает,
Под сладкие слёзы российских берёз.

Враг стягивал силы свои под Полтаву,
На землю ложился прохладный туман,
Решающий бой сыновей за державу,
Фатально гляделся сквозь вражеский стан.

Чернел небосвод, звёзды меркли под утро,
Полки пребывали в гнетущей тиши,
В Полтаве за Ворсклой проснулся малютка,
И смолк в колыбели у женской души.

*Пробитая плоть под дырявым мундиром,
Камзол голубой, как и кровь короля:
«Ты смертен юнец, а дерзаешь над Миром,
Мы Господа паства, и он нам судья».

За городом в поле нет псовой охоты,
И егерь с борзой не затравит волка,
Редуты по фронту возводит пехота,
И *в форме юнцов три отборных полка.

В осаде сидят тверичи и устюжцы,
С казаками встал на рубеж Левинец,
Здесь кончен для Карла маршрут его южный,
И *Келин получит свой «Меч – Кладенец».

Не вынесли «ключ», – на запоре ворота,
Туман застилает  реки  берега,
Обучено шли к русским шведские роты,
И с ними Роос, верный Карлу слуга.

Залп первой шеренги. –
«Убитых без счёта»,
По нашим рядам прокатилось: «пали»,
Навстречу врагу устремилась пехота,
Смешались мундиры, мелькая в пыли.

Решительный штурм перешёл в штыковую,
Приклады трещали под громкую брань,
Князь Меньшиков «в лоб» кирасир атакует,
На сабли сойдясь в предрассветную рань.

В неистовой схватке шёл бой рукопашный,
С упорством в редуты врубался Роос,
Но русский солдат до предела бесстрашный,
Теснил их ряды в рощу белых берёз.

На правом крыле Шлиппенбах атакует,
Не выстоят наши напор до утра,
Сам царь головой за Россию рискует,
И ринулось войско, увидев Петра.

Враг больше не шёл, а топтался на месте,
Ряды прорежает картечь и шрапнель,
Под шквальным огнём угодив в перекрестье,
Подался назад, не вступая в дуэль.

В шеренгах стрельбу глушит скрежет металла,
Сквозь дым промелькнёт на плече эполет,
Пехота врага кое-где побежала,
Другим и в *«каре» устоять, силы нет.

Визжа по-татарски,  их рубят калмыки,
Вперёд не прорваться, — по фронту клинки,
В измятых рядах о спасении крики, —
И лавой за речкой их ждут казаки….

Рассвет наползал в ярко – огненных красках,
Как после торнадо на поле следы,
Роосу снесло с головы его каску,
И бросились шведы в свои — же  ряды.

Закончился штурм, опрокинуты шведы,
Отмечен отвагой прощенный Репнин,
Уже обозначился контур победы,
Враг в пленных шеренгах стоит, *победим.

Архангел к убитому с неба спустился,
С хоругвей Георгий явил лик святой,
Лежащим на поле  рай в небе открылся,
В блаженстве душа обретает покой.

Реншильд вводит в бой, что имеет в резерве,
В редутах, от брёвен завал и заслон,
Строй шведской пехоты атакою бешен,
Но справа и слева их фланг обойдён.

Злой ветер срывает знамёна героев,
Разбитых врагов окружают кольцом,
Здесь землю убитые Славой покроют,
А мы эту Славу как флаг пронесём.

Усатый «хохол», конь под ним полудикий –
*Семёна Гурко запорожский казак,
Лазутчик Мазепы насажен на пики –
Разъезды в тылу сторожат бивуак.

Мутнеет сознанье, кровь капает Карла,
Носилки упали, «и всё не с руки»,
И слава бежит от него Александра,
Из смятых шеренг в строевые полки.

Отравленный воздух, дыханию горько,
От смрада тошнит, и чернеет слюна –
Наш строй «новобранцев» не дрогнул нисколько,
В их форме элита, что Богу верна.

Вот Солнце восходит на утреннем кряже,
На мелкие стычки рассыпался бой,
И с раненым Карлом надёжная стража,
От войск удаляется с каждой верстой.

Мундир голубой – весь изодранный в клочья,
Хромых, обескровленных шведских солдат,
Берут животом близ села *Преволочны,
А всем православным сердечный «Виват»!

«Виват» запорожцам, и конным калмыкам,
Что верой служили, в сей час роковой,
Связавшись однажды с народом Великим,
На веки, и вечно единой судьбой.

Стучат  барабаны  «отбой и победу»,
«Ура» прокатилось с ружейной пальбой,
Давно до меня эта битва воспета,
Итог же войны, — Петербург над Невой.

Полней наливаем, и будем здоровы,
Под звон серебра с троекратным «Ура»,
Пахучим напитком медовой ендовы,
В хмельной ассамблее, «Во здравье Петра»!

Повержен в веках пресловутый Мазепа,
И дерзкий король был развенчан царём,
Полтава останется музой поэта,
И в русской истории памятным днём.

*Корволант-Пехота на конях.
*Имеется ввиду ранение Карла до начала баталии.
*В то время форма различалась.
* Келин-Комендант Полтавы.
*Каре – отражение врага со всех сторон.
*Карл 12, называл своё воинство «непобедимым».
*Семён Гурко – У Пушкина Палей.
* Правильно-Переволочны.


Если Вам понравилось это стихотворение, поставьте ссылку себе на сайт, форум или в блог:

URL:

bbCode:

HTML:


Поделиться в социальных сетях и закладках:




Оставить комментарий